Человек-агрессор

Человек-агрессор

«агре́ссия (от лат. aggressio — нападение,Википедия) — мотивированное деструктивное поведение, противоречащее нормам сосуществования людей, наносящее вред объектам нападения, приносящее физический ущерб людям или вызывающее у них психологический дискомфорт».


Открываю «Краткий психологический словарь», нахожу статью «агрессия». Читаю: «агрессия - целенаправленное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе, наносящее вред объектам нападения (одушевленным и неодушевленным), причиняющее физический вред людям или вызывающее у них отрицательные переживания, состояние напряженности, страха, подавленности и т.д. Агрессия объединяет такие разнообразные акты поведения, как злые шутки, сплетни, враждебные фантазии, деструктивные формы поведения».


Хоть бы одно доброе слово про агрессию… Нет. Немудрено, что немалое количество людей, воспитанных в идее «плохости» агрессии и пытающихся быть хорошими, теряются, когда агрессию проявить хочется, но нет опыта. Такое ощущение, что хороший – это беспомощный. Если попытаться последовательно воплотить в жизнь «безагрессивное поведение», учитывая все выданные в «Кратком психологическом словаре» условия агрессивности, то необходимо срочно покончить с собой, то есть агрессию направить на себя. Третьего не дано: или во внешний мир, или на себя, так как агрессия - это процесс, запускаемый теми или иными эмоциями или потребностями, а любой процесс куда-то обязательно направлен. Агрессия - процесс, а не чувство: нельзя «чувствовать агрессию», можно чувствовать, например, злость, которая запускает агрессивное поведение.

Впрочем, многие пытаются построить свою жизнь, чтобы не «фантазировать враждебно», не атаковать «целенаправленно и мотивированно», никогда не сплетничать, и, что самое главное, не вызывать у других «состояния напряженности, страха, подавленности», то есть «не причинять дискомфорт». Есть немало прекрасных, умных, отзывчивых людей, которых прямо парализует мысль о том, что они кому-то могут причинить дискомфорт. Как я уже сказал, проще свести счеты с жизнью, чем причинять неприятности родным самим фактом своим существования (и тогда оказывается, что агрессия – та самая ужасная агрессия – заворачивается в отравляющее чувство вины).


Попытка быть удобным человеком приводит к тому, что того, кто пытается быть таковым, быстро и решительно задвигают на обочину жизни, заставляют реализовывать чужие цели и удовлетворять чужие потребности, а потом – «мавр сделал свое дело…». Потому что сам факт заявления о собственных желаниях может причинить кому-то «психологический дискомфорт». Младенцы, правда, этим не заморачиваются, и агрессия из них льется чисто и свободно. Малыши не знают, что это несолидно – орать как базарная тетка; что это плохо – ударить того, кто отбирает твою игрушку; что их радостный визг может вызвать моральные страдания у бабульки, сидящей рядом в автобусе… Радостный визг – это тоже агрессия, это наглость заявить миру и окружающим людям: «я есть в этом мире, и миру придется чуть-чуть потесниться, чтобы принять меня!» Ничего, у взрослых есть много времени, чтобы объяснить ребенку, как он неправ…


Что же такое агрессия? По сути своей это – активность, направленная на изменение окружающего мира. Любая. Любое наше действие, которое будет направлено во внешний мир с целью удовлетворения потребностей – уже агрессия. Сорвали яблоко с яблони – агрессия. Особенно если это чужая яблоня J. Признаемся в любви – тоже агрессия, так как этим признанием взламываем личные границы другого человека… Все встанет на свои места, если убрать этот оценочный компонент – «агрессия = плохо». Это не хорошо и не плохо, как не может быть хорошим или плохим, например, нож – орудие, специально придуманное для того, чтобы разрушать (разрезать) границы, нарушать целостность. Но ведь при помощи ножа можно вырезать красивую фигурку из дерева или свистульку… Без него это творческое действие невозможно. То же с агрессией – без нее не будет творчества (от слова «творить», то есть создавать что-то, чего ранее не было, но при этом – из того, что уже есть, разрушая или изменяя это).


Такую агрессию, которая направлена на преобразование внешнего мира (с целью удовлетворения своих желаний) в гештальт-терапии называют дентальной (от «зубы»). Почему так? Ф.Перлз как-то привел метафору: для того, чтобы съесть яблоко, нужно зубами его уничтожить, перемолоть. Агрессивный акт свершился – яблоко навсегда исчезло, а мы совершили акт присвоения.Дентальная агрессия – это энергия присвоения себе своего места в этом мире, мужество быть. И в обязательном порядке мы начнем кого-то «подвигать». Мы постоянно конкурируем: дети за внимание родителей (и как-то я не замечаю «вежливых» детей, которые учтиво пропускают всех своих родственников вперед себя), мужчины – за женщин, коллеги – тоже могут за женщин/мужчин, если больше не за что… И так далее. Или быть удобным – то есть всегда вежливым, учтивым и «хорошим» - или показывать зубы. Если кто-то усядется на «ваше» место в аудитории, причем зная, что это ваше, и заявит: «я здесь буду сидеть, а вы можете пересесть» - как отреагируете? Вступите в борьбу, или, убедив себя в том, что «место – это не та мелочь, из-за которой мне, солидному человеку, скандал надо разводить», интеллигентно пересядете?


Секс тоже переполнен дентальной агрессией. Одной из причин эректильной дисфункции (исчезновение эрекции во время сексуальных действий) – это свернутая, зажатая агрессия, которая в сексе выражается в ощущении права брать, обладать, присваивать партнера.

Представьте половой акт, в котором нет этого желания обладать – сколько страсти в нем останется?


Есть один тонкий, но принципиальный момент. Дентальная агрессия – это «присвоить и подвинуть», а не «уничтожить и занять». Присвоить, а не уничтожить. Уничтожением мы занимаемся в процессе аннигиляционной агрессии, когда нет речи о том, чтобы сосуществовать с другим. Речь идет о полном уничтожении. Ты не просто должен пересесть обратно – ты должен быть выгнан раз и навсегда, и больше никогда не попадаться на глаза. На вопрос «что я могу сделать, чтобы ты не злился» последует ответ «ничего!», что, по сути, означает «только когда ты сгинешь, я перестану злиться». Только полный триумф, взятие Трои, пляска на костях – только это может остановить аннигиляционную агрессию. Откуда такая жажда уничтожения? Из страха. Агрессия становится аннигиляционной тогда, когда объект агрессии настолько пугает, что только его гибель способна унять ужас. Победа важнее отношений.


Второй вариант появления аннигиляционной агрессии – если она заблокирована в теле, хода ей не дают (раз за разом «глотаем» нарушение своих границ, останавливаем удовлетворение своих потребностей, сами себя «задвигаем» в сторону), и, в результате, человек переполнен энергией, и ее так много, что она выливается на все, что рядом, разрушая то, что не очень прочно. Как вода в водохранилище: если будет перейден критический уровень, а воду не сольют – будет разрушительный и все сметающий на своем пути поток. Нужно разрушить что-то во внешнем мире, чтобы снизить уровень собственного напряжения…


Заблокировав агрессию, мы обрекаем себя на зависимые отношения, в которых всегда прав другой, а себе оставляем вину – агрессию, развернутую на самих себя. Способность высвободить дентальную агрессию – это один из первых шагов к выходу из зависимости, и необходимое условие партнерских отношений, в которых будет уважаться право каждого быть в этом мире, и право занимать в нем свое место. (Валерий Латоцкий "Человек-агрессор")

Понравилась статья? Подпишитесь на нашу рассылку и получайте извещения о новых публикациях!

Комметарии

comments powered by HyperComments